Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Мои статьи [18]
История [104]
о прошлом
Общество [292]
люди
планета [66]
мир
юмор [8]
смех
Поиск
Наш опрос
Есть ли смысл воссоздать газету "Комсомольское знамя"?
Всего ответов: 55
Друзья сайта
  • -->
  • Каталог статей


    Главная » Статьи » Общество

    Марина ГРОМОВА:«Горько слышать о ситуации, которая сложилась в Святой Лавре»

    Марина ГРОМОВА:«Горько слышать о ситуации, которая сложилась в Святой Лавре»

    Кадровый скандал на территории Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника преступил все разумные границы.

    Конфликт продолжает набирать обороты, пороча мировой имидж уникального наследия Украины. Коллектив Лавры раздроблен на два противоборствующих лагеря, научная работа парализована. В СМИ ширятся новые, все более шокирующие слухи.

    В ходе журналистского расследования «Вечерние Вести» решили обратиться за комментариями к лицу нейтральному — человеку, который не запятнан конфликтом, но знаком с нюансами работы заповедника не понаслышке. Бывший генеральный директор музейного комплекса Марина Громова любезно согласилась на интервью.

    — Марина Эдуардовна, вы руководили заповедником почти два года — с 2010-го по 2012-й. Какие задачи стояли перед вами и что удалось сделать?

    — Могу сказать, что управлять таким большим и сложным организмом, как заповедник, нелегко. Да и период моего руководства совпал с двумя очень значительными событиями для нашего государства. В 2011 году Украина председательствовала в Совете Европы и готовилась к проведению финальной части Евро-2012. Конечно же, в это время работу заповедника необходимо было организовать, учитывая эти обстоятельства. В первую очередь стояла задача по реставрации колокольни Успенского собора, келий соборных монахов, воссозданию интерьеров Успенского собора и других объектов, которые нуждались в ремонте. В 2009 году на ремонтно-реставрационные работы было выделено 299 500 грн, в 2010-м — 36 500 000 грн, в 2011-м — 16 660 000 грн. Требовалось оживить экскурсионную, научно-просветительскую, выставочную, издательскую деятельность заповедника. И нам удалось это. За 2010–2011 годы было обслужено 1 120 000 посетителей, прочитано 330 бесплатных лекций, проведено 7 конференций. Вышло в свет 28 наименований изданий (монографии, научные и информационные сборники, каталоги), осуществлена 291 научная публикация. Устроено 46 выставок, 10 из которых экспонировались за рубежом. Хочу сказать, что воплощена в жизнь мечта не только моя, но и многих моих коллег — создание Музея истории Киево-Печерской лавры, который был открыт к празднованию 85-летия заповедника. Также мы планировали составить электронный каталог фондового собрания всех музейных предметов. Проводилась работа по привлечению помощи спонсоров — велись переговоры с фирмой ЕДАПС. На каком этапе решение этих задач сегодня, мне неизвестно.Мы много внимания уделяли подрастающему поколению. Привлекали к участию в музейно-педагогических фестивалях, выставках, семинарах, музейных праздниках и представлениях не только школьников, студентов, но и сирот, инвалидов и детей из малообеспеченных семей. Для учеников школ проводили интерактивные уроки. Создавали экспозиции детских рисунков и поделок в рамках конкурсов детского сакрального творчества. Считаю, что одним из важных направлений в работе заповедника стало приобщение к нашей истории и духовным ценностям осужденных к лишению свободы. Эти мероприятия организовывались совместно с Украинской Православной церковью и Государственным департаментом Украины по вопросам исполнения наказаний. Знаковым событием для налаживания позитивного диалога между церковью и заповедниками, музеями стало проведение международного семинара «Роль религиозных общин в управлении объектами всемирного наследия» под патронатом президента Украины и с благословения предстоятеля Украинской Православной церкви, митрополита Киевского и всея Украины Блаженнейшего Владимира. Организаторами же семинара выступили Центр всемирного наследия ЮНЕСКО, постоянное представительство Украины при ЮНЕСКО, Министерство культуры и туризма Украины. Наш заповедник был координатором мероприятия. В работе семинара приняли участие представители 16 стран Европы, Азии, Африки, служители религиозных общин со всего мира, 46 международных экспертов. Итоговым документом стала «Киевская резолюция по вопросам защиты объектов религиозного наследия в рамках Конвенции всемирного наследия». Для Украины данное мероприятие имело огромное значение, поскольку способствовало повышению международного авторитета и статуса страны, послужило началом качественно нового уровня музейного дела.

    — Можете назвать причины своего увольнения?

    — Я всегда считала себя человеком команды и отдавала любимой работе все свое время и силы. Но, на мой взгляд, ошибок не допускает только тот, кто ничего не делает. Я не стала выяснять и искать причины своего увольнения. Просто поблагодарила Господа за то, что он дал мне возможность работать в таком святом месте, как Киево-Печерская лавра, и оставить в ней частичку своих реализованных планов во благо ее процветания.На сегодняшний день мне поручили не менее важный участок деятельности. Я руковожу Национальным историко-мемориальным заповедником «Быковнянские могилы». Перед нами поставлена задача по сооружению Международного мемориала жертвам тоталитарного режима 1937–1941 гг. В сентябре должно состояться открытие этого мемориала. Но эта тема для другого разговора.

    — Спрошу прямо: как вы относитесь к скандалу, который вспыхнул на территории Лавры?

    — Мне некогда анализировать происходящее сейчас в заповеднике и «выстраивать» свое отношение к нему. Да и сама я человек не конфликтный. Но точно знаю: если люди в коллективе работают на общий результат, им попросту некогда скандалить. Они заняты работой. Когда я пришла на должность генерального директора Киево-Печерского заповедника, познакомилась с каждым из работающих в этой уникальной организации, я поняла, что мне посчастливилось руководить лучшим из коллективов, в которых я когда-либо работала. Мы были погружены в творчество, реализацию планов, которые поставили перед собой. И поверьте, ни у кого даже мысли не возникало выяснять с кем-либо отношения. Каждый знал свою работу и старался выполнить ее как можно лучше.Но, отвечая на ваш вопрос, скажу, что горько слышать о ситуации, которая сложилась в Святой Лавре. Все, что мы наблюдаем, — это проблема для руководства и беда для сотрудников. Нездоровые отношения в коллективе разрушают его и не способствуют плодотворному труду. Мне не только как бывшему руководителю, но и как православному человеку, гражданину своей страны больно слышать и читать о скандалах, не утихающих в Лавре. Эти события не прибавляют авторитета ни заповеднику, ни стране в целом.

    — Хорошо, спрошу по-другому: кто, на ваш взгляд, прав из противоборствующих сторон — Виктория Лесничая, из которой часть коллектива делает «агнца», поплатившегося за увольнение Влады Прокаевой, или Прокаева, публично обвинившая Лесничую во взятке и добившаяся своего восстановления в должности заместителя ген-директора?

    — Боюсь, что повторюсь. Мне неинтересен частный конфликт двух женщин, из-за которого страдает работа всего коллектива. Я могу давать оценку только тому, что сделано. Но, похоже, из-за противостояния сторон в заповеднике практически ничего не сделано. Ведь чем может похвастаться заповедник за последние семь месяцев? Закончена реставрация Большой Лаврской колокольни. Но это обязательная повседневная работа, на которую из бюджета страны выделены деньги и которая должна была завершиться в любом случае. Ни одной масштабной выставки не проведено, не говоря уже о международных проектах, которые популяризируют наше культурное наследие во всем мире. Зато на территории Лавры появились автоматы по продаже кофе и воды. Они составили серьезную конкуренцию давно функционирующим кафе, прибыль от работы которых до последней копейки поступает на счет заповедника. Так пополняется специальный фонд бюджета, что дает возможность платить заработную плату сотрудникам, выплачивать им материальную помощь к отпуску, закупать технику, проводить конференции, осуществлять издательскую деятельность. Зачем же неумелыми действиями уменьшать доходы заповедника, тем самым лишая его возможности развиваться и совершенствоваться в дальнейшем?Остались и более серьезные проблемы. На протяжении многих лет в корпусе №25 находились музейные предметы, пораженные грибковыми образованиями. Была создана специальная комиссия, которая основательно изучила проблему и разрабатывала методики реставрации этих экспонатов. Но, насколько мне известно, начатая работа так и не была продолжена. Более того, эти музейные предметы переместили в хранилища фондов заповедника, в которых сберегаются и другие бесценные артефакты! Завтра грибок может поразить всю коллекцию, включая и стены фондов. В освобожденных от «грибковых» экспонатов помещениях провели косметический ремонт без применения специальных средств и разместили ювелирный магазин. Но проблема осталась, и теперь страдают еще и люди. Вот о чем нужно говорить, на что необходимо срочно реагировать.

    — Я не случайно спросил о причинах вашего увольнения. Некоторые работники заповедника, опрошенные СМИ, утверждают, что во время вашей деятельности на посту гендиректора якобы происходили финансовые манипуляции. В частности, говорят о том, что мимо кассы «налево» уходило по 2 гривни с каждого проданного входного билета. Причем, мол, явно в ваш карман. Сплетничают и о том, что вы оставили задолженность перед поставщиками продукции в размере 700 тысяч гривен. Что на это можете ответить?

    — Я читала в Интернете об этом и хочу подчеркнуть, что это именно сплетни. На меня еще жалуются экскурсоводы, которых якобы я чуть ли не рабами сделала, установив 9-часовой рабочий день. Но давайте говорить языком цифр. В 2009 году Киево-Печерский заповедник заработал 6 миллионов гривен. По итогам работы 2011 года, когда коллектив возглавляла я, впервые за всю историю деятельности Лавры прибыль составила 17 миллионов гривен. Эти цифры отображены в финансовой отчетности. Что может быть показательней? И знаете, в чем секрет такого впечатляющего увеличения доходов? Просто с первого дня своего пребывания на должности генерального директора я начала наводить порядок во всех структурных подразделениях заповедника и в финансовой деятельности в первую очередь. В кассах по продаже входных билетов были установлены кассовые аппараты, благодаря чему была остановлена практика манипуляций. Положили конец проведению «левых» экскурсий. Стали жестко контролировать работу служб музейного сервиса — магазинов и кафе. И вполне закономерно, что после таких радикальных действий по упорядочению работы на меня начали жаловаться. Но, извините, заповедник — учреждение государственное! И каждая заработанная копейка должна быть в государстве учтена. Достаточно заинтересованности самого руководителя в том, чтобы направить работу организации на честное исполнение служебных обязанностей всеми сотрудниками. Что касается «задолженности» в 700 тысяч гривен, хочется сказать следующее. У генерального директора есть заместители, и каждый из них несет ответственность за работу по направлениям деятельности. У меня были замы по научной работе, ремонтно-реставрационной работе, развитию и инвестициям, научно-экскурсионной работе, музейному сервису. Что же касается отношений с комитентами, то я, как генеральный директор, подписывала договоры о взятии на хранение предметов, которые были приняты для реализации, и несла ответственность за их сохранность. Заместитель же генерального директора по музейному сервису отвечал за взаимодействие всех структур, причастных к работе с комитентами. Ни один документ не подписывался без согласования с сотрудником, ответственным за определенное направление. К сказанному хочу добавить, что в декабре 2011 года в заповеднике была завершена проверка Контрольно-ревизионного управления, которое не выявило каких-либо серьезных нарушений. Был составлен акт, и думаю, что этот документ является весомым аргументом в мою пользу. Акт ревизии — это не «…говорят».

    — А как быть с претензиями относительно того, что увольнения сотрудников начались именно при вас?

    — Для улучшения работы заповедника и более качественного выполнения заданий, поставленных перед коллективом, я, как генеральный директор, имела данное мне законом право оптимизировать его структуру. К тому же не только в Киево-Печерском заповеднике было проведено сокращение. Это коснулось всей Украины, поскольку распоряжением Кабинета министров уменьшалось количество сотрудников в государственных учреждениях и организациях. Просто эти неприятные преобразования совпали с моим приходом.Решение о сокращении мне далось нелегко. Ведь за каждым человеком — его прошлое, настоящее и будущее. Старалась подойти к вопросу как можно безболезненней для людей. Многие понимали ситуацию, за что им спасибо, и очень жаль, что у некоторых осталась обида.

    — Как вы можете прокомментировать сказанное участниками пресс-конференции, проведенной работниками заповедника в УНИАН 10 августа 2012 года?

    — У меня сложилось впечатление, что конференция касалась проблем некоторых сотрудников и поиску виновных. Абсолютно непонятные и абсурдные обвинения в адрес всех и вся, перекручивание событий и фактов, манипулирование именами людей, встречей с которыми, знакомством и дружбой я горжусь. Говорю о себе, потому что во время конференции не один раз звучала моя фамилия. Отдельно хочу сказать об Ольге Прокофьевне Коваль — заместителе генерального директора по экскурсионной работе. Познакомилась с ней еще до работы в заповеднике, когда занимала должность заместителя главы Государственной службы культурного наследия. Первоклассный специалист, советчик, помощник в делах, широкой души человек. Всегда улыбчива, приветлива, готова оказать поддержку в любой сложной ситуации. И очень жалею, что не пришлось мне лично с ней работать, потому что на момент моего прихода в Лавру Ольга Прокофьевна тяжело болела. Из-за недуга она не смогла быть мне помощником. Будь она рядом, насколько было бы легче! И очень прошу «обиженных» не вспоминать ее имени всуе и, тем более, использовать факты ее личной жизни для раскручивания скандала. Побойтесь Бога!

    Хочу также коснуться вопроса материального обеспечения сотрудников Киево-Печерского заповедника в период моего руководства. Для сравнения.

    В 2011 году сотрудникам было выплачено: — стимулирующих доплат и надбавок к должностному окладу в сумме 120,5 тыс. грн из бюджетных денег и 794,0 тыс. грн по специальному фонду бюджета; — премий на сумму 1 164,9 млн грн из бюджетных денег и 1 097,3 млн грн из специального фонда бюджета; — материальной помощи на оздоровление, решение социально-бытовых вопросов, похороны родственников и т.д. в сумме 1 834,4 млн грн, из денег бюджета и 179,2 тыс. грн из специального фонда. В 2012 году, после моего увольнения, выплаты прекращены. Уточню, что специальный фонд бюджета — это деньги, заработанные заповедником.И так могу ответить на каждый из пунктов «неудовольствия», озвученных на конференции, но продолжать не буду, хотя есть что сказать. Ведь показательно не слово, а дело. Пусть говорят… За публичную же клевету, прозвучавшую во время пресс-конференции в УНИАН, я подаю в суд.

    — И последний вопрос: как может отреагировать ЮНЕСКО на происходящее? Какие потери понесет имидж заповедника?

    — ЮНЕСКО осуществляет мониторинг состояния сохранности объектов, которые внесены в Список всемирного наследия, а не взаимоотношений в коллективе. Хочется только пожелать, чтобы сложившаяся ситуация никаким образом не повлияла на способность коллектива оберегать, изучать и популяризировать такой уникальный памятник истории и культуры, как Киево-Печерская лавра. Мы просто обязаны сохранить ее культурный и духовный потенциал для будущих поколений. Время не стоит на месте, все меняется, а Лавра была, есть и будет.

    Беседовал Дмитрий БРОВКИН

    "Вечерние Вести", 3 вересня 2012 року

    Категория: Общество | Добавил: defaultNick (05.09.2012)
    Просмотров: 238 | Теги: Марина ГРОМОВА:«Горько слышать о си, которая сложилась в Святой Лавре» | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Locations of visitors to this page